Сайт бесплатных объявлений для любителей неба

Объявления (51) Подать объявление

Ричард Бах. "Чайка Джонатан Ливингстон"

[Здоровье] [История] [Методические пособия] [Инструкции, руководства] [Безопасность и сертификация парапланов] [Техническая литература] [Статьи] [Художественные произведения]
версия для печати

[ Ричард Бах. "За пределами разума" ]
  [ Ричард Бах. "Чайка Джонатан Ливингстон" ]
[ Ричард Бах. "Дар крыльев" ]
Страница 2 из 3     пред. 1 2 3 след.

Чacmь Вторая

        - Так вот они какие, небеса, - подумал он и не смог сдержать усмешку в свой адрес. Не слишком-то прилично для только что прибывшего новичка рассматривать Небо оценивающим взглядом.
        Джонатан видел: по мере того как они втроем компактным звеном поднимались все выше и выше над облаками, тело его начинало светиться, постепенно приобретая такую же лучистость, как и у тел сопровождающих его чаек. Конечно, внутри он оставался самим собой - все тем же молодым Джонатаном, который всегда жил за зрачками его искрившихся золотом глаз, однако форма внешнего тела изменилась.
        Оно по-прежнему воспринималось как тело чайки, однако летные качества этого тела значительно превосходили те, которыми Джонатан обладал когда бы то ни было прежде, даже во времена, когда он находился в наилучшей форме.
        - Интересно, - думал он, - коэффициент полезного действия тела в два раза выше, чем был в лучшие мои дни на Земле! При тех же затратах сил я могу лететь вдвое быстрее.
        Перья его теперь сияли теплым светом, а крылья были гладкими, как полированное серебро. И Джонатан принялся последовательно изучать свойства этих новых совершенных крыльев, постепенно повышая интенсивность работы.
        Развив скорость в двести пятьдесят миль в час, Джонатан почувствовал, что близок предел скорости горизонтального полета. А на скорости двести семьдесят три мили он понял, что быстрее лететь уже не сможет. Это слегка разочаровывало. Возможности нового тела, несмотря на все его совершенство, тоже были ограничены. Конечно, максимальная скорость горизонтального полета теперь существенно превышала прежний личный рекорд скорости Джонатана, однако предел все же существовал - стена, пробиваться сквозь которую предстояло с огромными усилиями.
        - Н-да, - подумал он, - а ведь на Небесах как будто не должно быть никаких ограничений...
        Но вот облака расступились, и провожатые Джонатана растворились в разреженном тонком воздухе, крикнув напоследок:
        - Счастливой посадки Тебе, Джонатан!
        Он летел над морем, впереди виднелась изрезанная бухтами полоска скалистого берега. Чайки - их было совсем немного - отрабатывали над береговыми утесами полет в восходящем потоке. Дальше к северу - почти у самого горизонта - виднелось еще несколько птиц.
        - Новые горизонты, новые вопросы, - подумалось Джонатану. - Почему так мало птиц? Ведь на Небе должны быть стаи и стаи чаек! И откуда усталость - я как-то вдруг ужасно устал... На Небесах чайки вроде бы не должны уставать. И спать хотеть - тоже не должны.
        Интересно, где он об этом слышал? События его земной жизни отшелушивались от сознания, рассыпаясь в прах. Конечно, Земля была местом, где он многое узнал, и знание оставалось при нем. Но подробности событий стерлись - они не имели значения. Так, что-то смутно: кажется, чайки дрались из-за пищи, а он был Изгнанником...
        Чайки, тренировавшиеся у берега, - их было что-то около десятка - приблизились к нему. Ни слова не было произнесено, однако Джонатан почувствовал: они приветствуют его, и он принят, и здесь - его дом. Подходил к концу день, ставший для Джонатана таким огромным и таким долгим, что даже восход этого дня стерся из его памяти.
        И Джонатан повернул к пляжу, взмахнул крыльями, чтобы остановиться в дюйме от земли, и легко плюхнулся на песок. Другие чайки также приземлились - но без единого взмаха хотя бы одним перышком. С расправленными крыльями они ловили встречный ветер и плавно приподнимались в самом конце спуска, а затем каким-то образом незаметно изменяли кривизну крыла, останавливаясь точно в момент касания земли.
        - Вот это контроль! - отметил про себя Джонатан. - Красиво!
        Он бы тоже попробовал, но слишком устал. Поэтому заснул прямо там, где приземлился. И никто не нарушил молчания.
        В последующие дни Джонатан обнаружил, что здесь, в новом месте, ему предстоит узнать об искусстве полета едва ли не больше, чем он узнал за всю свою прежнюю жизнь. Однако с одним существенным отличием. Здесь были чайки, мыслившие так же, как он. Для каждой из этих птиц самым важным в жизни было устремление к совершенству в том, что они любили больше всего. А больше всего они любили летать. Это были замечательные птицы - все без исключения. И каждый день час за часом они проводили в полете, изучая и отрабатывая сверхсложные приемы высшего пилотажа.
        Джонатан почти совсем не вспоминал о том мире, из которого вышел он сам и в котором обитала Стая - сообщество существ, упорно не желавших открыть глаза и увидеть радость полета и потому превративших свои крылья в ограниченный инструмент для поиска пропитания и борьбы за него друг с другом. Но иногда вдруг вспоминал.
        Так он вспомнил о них однажды утром - они вдвоем с инструктором как раз отдыхали на пляже после отработки серии мгновенных переворотов со сложенными крыльями.
        - Послушай, Салливэн, а где же все остальные? - молча поинтересовался Джонатан - он уже вполне освоился с местным искусством телепатического общения, что было гораздо проще туманных и путаных объяснений с помощью криков и кряков.
        - Почему нас так мало здесь? Ведь там, откуда я пришел, было...
        - ...множество чаек - тысячи и тысячи, я знаю. - Салливэн покачал головой. - Я вижу только один ответ: ты - редкая птица, такие встречаются в лучшем случае одна на миллион. Подавляющее большинство из нас развивается так медленно. Мы перелетаем из одного мира в другой, почти такой же, тут же забывая, откуда мы пришли, и не беспокоясь о том, куда идем. Мы просто живем текущим мгновением. А ты представляешь себе, сколько жизней каждому из нас понадобилось прожить, чтобы только лишь осознать: пропитание, и грызня, и власть в Стае - это еще далеко не все? Тысячи жизней, Джон, десятки тысяч. А после нужно было сообразить, что существует такая штука, как совершенство. На это ушла еще добрая сотня жизней. И еще сотня - на то, чтобы понять: цель жизни - поиск совершенства, а задача каждого их нас - максимально приблизить его проявление в самом себе, в собственном состоянии и образе действия. Закон на всех уровнях бытия - один и тот же: свой следующий мир мы выбираем посредством знания, обретенного здесь. И если здесь мы предпочли невежество и знание наше осталось прежним, - следующий наш мир ничем не будет отличаться от нынешнего, все его ограничения сохранятся, и таким же неподъемным будет свинцовый груз непонятного вызова.
        Салливэн расправил крылья и повернулся лицом к ветру.
        - Но ты, Джон, умудрился столько узнать за одну жизнь, что попал прямо сюда, сэкономив как минимум тысячу воплощений.
        Мгновение спустя они снова были в воздухе. Тренировка продолжалась. Синхронная полубочка - штука сложная. На перевернутом участке траектории Джонатану приходилось, летя кверху лапами, соображать, как придать крылу обратную кривизну Причем делать это нужно было в абсолютной гармонии с действиями инструктора.
        - Давай-ка еще раз, - снова и снова повторял Салливэн.
        Еще раз... И еще... И наконец:
        - Вот теперь - хорошо!
        И они перешли к отработке внешней петли.
        Был вечер. Свободные от ночных полетов чайки собрались вместе на песке и стояли молча, предаваясь размышлениям. Собрав всю свою решимость, Джонатан направился к Старейшему. Поговаривали, что тому вскоре предстояло отправиться выше, покинув этот мир.
        - Чианг... - слегка нервничая, обратился к Старейшему Джонатан.
        - Что, сынок? - глаза Старейшины лучились добротой.
        Возраст не лишил Старейшего сил, наоборот, - с годами он становился все более могучим. Он летал с непревзойденным искусством, и в Стае не было никого, кто мог бы потягаться с ним силой. Остальные только начинали потихоньку подбираться к тому, в чем Чианг давно уже достиг вершин мастерства.
        - Чианг, этот мир... он ведь вовсе не Небеса, да?
        Светила луна. Было видно, что Старейший улыбается.
        - Просто ты в очередной раз учишься. Чайка Джонатан, - ответил он.
        - Хорошо, но что дальше? Получается, нет такого места - Небеса?
        -
Ты прав, Джонатан: такого места действительно нет. Ибо Небеса - не место и не время - но лишь наше собственное совершенство.
        Немного помолчав, Старейший вдруг спросил:
        - Ты очень быстро летаешь, правда?
        - Я... ну, мне нравится скорость, - произнес Джонатан, смутившись, но немного гордясь тем, что Старейший отметил его искусство.
        - Ну что ж, тогда ты достигнешь Неба, Джонатан, в тот миг, когда тебе покорится совершенная скорость. А совершенная скорость - это не тысяча миль в час. И не миллион. И даже не скорость света. Ибо любое число суть предел, а предел всегда ограничивает. Совершенство же не может иметь пределов. Так что совершенная скорость, сынок, - это когда ты просто оказываешься там, куда собираешься направиться.
        И Чианг исчез - без предупреждения - и возник у кромки воды футах в пятнадцати от того места, где перед тем стоял. Оба эти события произошли одновременно, в мизерную долю мгновения. Затем, опять в одну и ту же миллисекунду, он одновременно снова исчез и появился рядом с Джонатаном, у самого его плеча.
        - Это просто шутка, - сказал Старейший.
        Джонатан был поражен. Вопросы относительно Небес вмиг были позабыты.
        - Как это делается? И на какое расстояние можно таким образом переместиться?
        - Можно отправиться в любое место и оказаться в каком угодно времени, - ответил Старейший. - Вес дело в твоем выборе: ты попадешь туда, куда намерен попасть. Путешествуя таким образом в пространстве и во времени, я побывал везде, где и когда хотел побывать.
        Чианг посмотрел на море.
        - Странно как это получается, - продолжал он. - Чайки, пренебрегающие совершенством ради путешествий из одного места в другое, в итоге так никуда и не попадают, ибо двигаются слишком медленно. Тот же, кто во имя поиска совершенства отказывается от перемещений в пространстве, мгновенно попадает в любое место, куда только пожелает. Так что, Джонатан, запомни: Небеса не есть некое место в пространстве и во времени, ибо место и время не имеют равным счетом никакого значения. Небеса - это...
        - Послушай, а ты можешь научить меня так летать?- Джонатан буквально дрожал от нетерпения, предвкушая возможность покорить еще один аспект неизвестного.
        - Конечно, если ты хочешь научиться.
        - Хочу. Когда начнем?
        - Прямо сейчас, если ты не возражаешь.
        - Я хочу научиться летать таким образом, - сказал Джонатан, и глаза его вспыхнули необычным светом.          - Говори, что нужно делать. Чианг заговорил - медленно, не сводя с Джонатана внимательного взгляда:
        - Чтобы со скоростью мысли переместиться в любое выбранное тобою место, тебе для начала необходимо осознать, что ты уже прилетел туда, куда стремишься.
        Весь фокус, по утверждению Чианга, заключался в том, что Джонатану следовало отказаться от представления о себе как о существе, попавшем в западню ограниченного тела с размахом крыльев в сорок два дюйма и рабочими характеристиками, которые могут быть замерены и просчитаны. Суть в том, чтобы осознать: его истинная природа, его сущность - совершенная, как ненаписанное число, существует всегда и везде во времени и пространстве.
        Джонатан упорно пытался... Настойчиво и яростно, изо дня в день, от восхода до полуночи. Однако, несмотря на все усилия, ни на волос не сдвинулся с того места, на котором стоял.
        - Вера здесь ни при чем, - не уставал повторять Чианг, - забудь о ней. Даже в случае обычного умения летать, на одной вере вряд ли далеко улетишь...
        Нужно точно знать, как это делается практически. Так что давай-ка попробуем еще раз...
        Однажды Джонатан тренировался в сосредоточении, стоя с закрытыми глазами на берегу. И вдруг неожиданно все осознал - это было подобно вспышке, - все, что объяснял ему Чианг.
        - Ну да, ведь я уже совершенен, я всегда был совершенен! И ничто не может загнать меня в рамки, ибо сам я по природе своей безграничен.
        Волна радости захлестнула его.
        - Молодец! - сказал Чианг, и в голосе его звучало торжество победы.
        Джонатан открыл глаза. Они вдвоем со Старейшим стояли на совершенно незнакомом берегу. И рядом с ними не было никого. Деревья подступали к самой кромке воды, а над ними сияли два желтых солнца.
        - Ну, наконец-то до тебя дошло, - сказал Чианг, - однако неплохо было бы еще немного поработать над осознанностью контроля...
        Джонатан был поражен:
        - Где это мы?
        На Старейшего смена обстановки, похоже, не произвела ровным счетом никакого впечатления. Он ответил как бы между прочим:
        - По всей видимости, на какой-то планете, а вместо Солнца - двойная звезда.
        Джонатан издал радостный клич. Это были первые слова, произнесенные им вслух после того, как он покинул Землю:
        - ПОЛУЧИЛОСЬ!!!
        - Естественно, получилось, Джон, - подтвердил Чианг. - И всегда получается, если знаешь что делаешь. Теперь - по поводу контроля...
        Когда они вернулись, было уже темно. Все стояли на берегу, и во взглядах их золотых глаз Джонатан читал почтительное восхищение. Они видели, как он мгновенно исчез с того места, где так долго стоял как вкопанный.
        Они начали было поздравлять Джонатана, но он недолго принимал их поздравления.
        - Я всего лишь новичок здесь, я только начинаю... Мне еще предстоит многому у вас научиться.
        - Занятная шутка, Джон, - задумчиво произнес Салливэн, стоявший рядом, - ведь ты, похоже, совсем не боишься нового, а если и немного опасаешься, то гораздо меньше, чем любой из тех, кого я встречал за десять тысяч лет.
        Все замолчали, а Джонатан смущенно потупился.
        - А теперь, если хочешь, можем перейти к работе со временем, - сказал Чианг, - поскольку тебе необходимо научиться свободно перемещаться в прошлое и будущее. А когда и это будет достигнуто, ты будешь готов к самому труднодоступному, к тому, что несет в себе величайшую из всех сил, а также радость и наслаждение, равных которым не бывает. Ибо тогда ты сможешь начать восходящее движение - то самое, которым дается постижение сущности любви и доброты.
        Прошел месяц, вернее, то, что воспринималось как месяц времени. Джонатан учился с невероятной быстротой. Он и раньше все схватывал буквально на лету, даже нс имея никакого наставника, кроме обычного опыта. Теперь же, будучи избранным учеником самого Чианга, он впитывал новые понятия, словно был не птицей, а облаченным в перья стремительным снарядом с компьютерной начинкой.
        Но настал день, и Чианг ушел. Он спокойно разговаривал со всеми, призывая их ни в коем случае не прекращать обучение и настойчиво практиковаться, все ближе и ближе подбираясь к постижению невидимого универсального принципа, лежащего в основе всей жизни, - принципа совершенства. По мере того как он говорил, перья его становились все ярче и ярче, и в конце концов испускаемое им сияние приобрело такую интенсивность, что никто из них не мог больше на него смотреть.
        - Джонатан, - произнес Чианг, и это были его последние слова, - постарайся постичь, что такое Любовь.
        Когда они снова смогли видеть, Чианга с ними уже не было.
        Шли дни. Джонатан все чаще ловил себя на том, что думает о Земле, о той Земле, откуда пришел в самом начале. Если бы там, тогда, ему была известна хотя бы десятая, нет даже сотая доля того, что он узнал здесь, - насколько более насыщенной и эффективной могла бы быть земная часть его жизни! Он стоял на песке и думал: интересно, есть ли сейчас там, на Земле, Чайка, которая старается вырваться за пределы врожденных ограничений, постичь значение полета, выходящее за грань понятия о нем лишь как о способе добыть корку хлеба, выброшенную кем-то за борт вместе с помоями. А может быть, там есть даже кто-нибудь, кого изгнали за то, что он высказал в лицо Стае открытую им для себя истину. И чем глубже Джонатан постигал уроки доброты, чем яснее видел природу любви, тем больше ему хотелось вернуться на Землю. Ибо, несмотря на прожитую в одиночестве жизнь, Чайка Джонатан был рожден для того, чтобы быть учителем. Он видел то, что было для него истиной, и реализовать любовь он мог, лишь раскрывая свое знание истины перед кем-нибудь другим - перед тем, кто искал и кому нужен был только шанс, чтобы открыть истину для себя.
        Салливэн, сделавшийся к тому времени мастером полета со скоростью мысли и помогавший другим освоить это искусство, пребывал в сомнениях. Он говорил Джонатану:
        - Тебе ведь уже как-то довелось оказаться в Изгнании. Или, может быть, ты полагаешь, что среди изгнавших тебя тогда мог быть кто-нибудь, кто прислушается к твоим словам сейчас? Ты же знаешь пословицу: чем выше летает чайка - тем дальше она видит. Ведь так оно и есть. Там, откуда ты пришел, все они буквально не отрываются от земли, они копошатся на ней, злословят и грызутся друг с другом. И от Неба их отделяют тысячи миль. А ты намерен сделать так, чтобы они увидели Небо, не сходя с места! Джон, да ведь они дальше концов собственных крыльев взглянуть не способны! Оставался бы лучше, ты нужен здесь. То и дело появляются Новички - они уже поднялись достаточно высоко и способны увидеть то, о чем ты говоришь.
        Салливэн немного помолчал, а затем добавил:
        - Представь, что было бы, если бы Чианг в свое время вернулся отсюда в свои старые миры. Где бы ты был сегодня?
        Убедительный довод, Салливэн, безусловно, был прав. Чем выше летает чайка, тем дальше она видит, и от этого никуда не деться.
        И Джонатан оставался и работал с Новичками. Все они были личностями очень яркими и схватывали все на лету. Но исчезнувшее было чувство опять возникало, и все начиналось снова: Джонатан не мог избавиться от мысли о том, что где-то там, на Земле, тоже есть две или хотя бы одна чайка, разум которой открыт знанию. Насколько больше знал бы он сам, сели бы Чианг пришел к нему в дни изгнания!
        В конце концов Джонатан не выдержал:
        - Салли, я чувствую, что должен вернуться. А управиться с Новичками тебе помогут твои ученики - они уже вполне для этого созрели.
        Салливэн вздохнул, однако возражать не стал. Он только сказал:
        - Мне будет очень тебя не хватать, Джон.
        - Салли, как не стыдно! - с упреком произнес Джонатан. - Не говори ерунды! Чем, скажи на милость, мы тут целыми днями занимаемся? Если бы наша дружба и связь между нами определялись положением в пространстве и во времени, то, преодолев пространственно-временные ограничения, мы бы мигом все разрушили! Однако после победы над пространством остается только Здесь. А после победы над временем - только Сейчас. И неужто ты полагаешь, что мы с тобой не встретимся еще раз-другой в беспредельности этого Здесь и Сейчас?
        Чайке Салливэну было явно не по себе, но он нашел в себе силы рассмеяться.
        - Чудак ты, однако, - мягко произнес он. - Но что верно, то верно: если кто-то и способен научить кого-нибудь на Земле видеть нечто, определенное расстоянием в тысячи миль, то этот кто-то, безусловно, - Чайка Джонатан Лнвингстон.
        И, опустив глаза, Салливэн принялся разглядывать песок.
        - До свидания, Джон.
        - До свидания, Салли. Мы еще встретимся.
        С этими словами Джонатан воспроизвел в мыслях образ огромных стай чаек на океанском берегу где-то в ином времени. И благодаря тренировке ему не требовалось прикладывать никаких усилий для того, чтобы знать без тени сомнения: он - не кости, плоть и перья, но сама идея свободы и полета, которая совершенна по сути своей и потому не может быть ограничена ничем.
        Чайка Флетчер Линд был еще весьма молод, однако уже знал, что никогда ни одна Стая не поступала столь грубо и несправедливо, как поступила сегодня с ним его собственная Стая.
        - И плевать, пусть болтают что хотят, - думал он, с помутневшим от ярости взором направляясь в сторону Дальних Скал. - Летать - это ведь не просто хлопать крыльями, таскаясь туда-сюда, как... как... москит какой-то! Подумаешь - бочку крутанул вокруг Старейшины! Я же просто так, шутки ради... И вот пожалуйста - Изгнанник! Дурачье слепое! Вконец отупели - ничего не понимают! Неужели они ни на секунду не задумываются о том, какие перспективы откроются перед ними, если они научаться летать по-настоящему.
        Ну да ладно - мне все равно плевать. Пускай думают что хотят. Я им покажу еще!.. Они у меня увидят, что значит - летать по-настоящему. Вне закона? Хорошо, будем вне закона, если им так нравится... Но они об этом пожалеют, ох, как пожалеют!..
        И тут он услышал голос, который звучал где-то внутри его собственной головы. Очень мягкий голос...
        Но все равно это было настолько неожиданно, что Флетчер опешил и вздрогнул в воздухе, словно наткнувшись на невидимое препятствие.
        Не нужно их ругать, Флетчер. Изгнав тебя, они навредили только сами себе. И когда-нибудь они это поймут. И они поймут то, что понимаешь сейчас ты. А тебе следует простить их и помочь им понять.
      В дюйме от конца правого крыла Чайки Флетчера летела птица - ослепительно-белая сияющая чайка, самая светлая в мире. Без малейшего усилия птица скользила рядом, не шевеля ни единым пером, и скорость ее полета была при этом равна скорости, с которой летел Флетчер, а это был почти его предел.
        - Да что же это такое происходит?! Я что, сошел с ума?! Или уже умер?! Кто это?!
        Тем временем голос - тихий и спокойный - возник вновь среди сумятицы его мыслей. На этот раз требовательно прозвучал вопрос:
        - Чайка Флетчер Линд, хочешь ли ты летать?
      - ДА! Я ХОЧУ ЛЕТАТЬ!
        - Чайка Флетчер Линд, достаточно ли сильно твое желание летать для того, чтобы простить Стаю, и учиться, а затем вернуться однажды к ним и трудиться среди них, помогая им обрести знание!
      Это был голос мастера. И как бы ни был горд Флетчер и сколь бы уязвленным он себя ни ощущал, он знал - обмануть это ослепительное существо не было никакой возможности. И он смиренно ответил:
        -Да.
        - Ну что ж, Флетч, - в голосе сияющего существа звучала доброта, - тогда начнем с освоения искусства горизонтального полета...

Страница 2 из 3     пред. 1 2 3 след.

[Здоровье] [История] [Методические пособия] [Инструкции, руководства] [Безопасность и сертификация парапланов] [Техническая литература] [Статьи] [Художественные произведения]

На главную |


Личный кабинет

Зарегистрируйтесь на нашем сайте и получите доступ к дополнительным разделам и расширенным настройкам!

Поиск

полнотекстовой поиск по сайту с элементами морфологии

НОВОСТИ

12 мая 2015 года, 16:38
Полет над Дубаи на реактивном ранце

Пилот-изобретатель из Швейцарии Ив Росси опубликовал видео на котором он с напарником Венсом Реффетом летает над городом Дубаи на собственно ручно спроектированном реактивном ранце-крыле Jet Man.

03 апреля 2015 года, 16:12
Чемпионат России PGA 2015 года

7-ой национальный Чемпионат парапланеристов в дисциплине полёт на точность пройдет с 1 по 10 мая в нашей стране.


Новые объявления

купля-продажа снаряжения

Ваше мнение

выразить свое мнение
Как Вы считаете, популярность парапланов сейчас:
  Проголосовало: 119

Фотоальбом

случайные фото
Самолёт Cetus A700
Полет над каньоном
Чегемское ущелье
20-21 июля 2003 года
Rusman
Самолёт Cetus A700
Поляна Азау, 2300 метров над уровнем моря


Ссылки

Парадром Чегем
Клуб свободно Летающих Пилотов «НАлетай»

Объединение SkyWolf

[Новости] [Самолеты] [Парапланы] [Полезное] [Фото] [Развлечения] [Контакты]

GPS навигаторы для полетов

Авиационные GPS навигаторы Garmin

Каталог авиационных GPS навигаторов.

Узнать больше >>>

парапланерные подвесные системы

Летать с комфортом

Подвесные системы для начинающих и профессионалов.

Узнать больше >>>

Радиомодели

Играй летаючи

Предлагаем Вам широкую линейку радиоуправляемых моделей парапланов и самолетов, учитывая различные требования предъявляемые к летным характеристикам . Радиоуправляемые модели парапланов имеют размах крыла от 1,1 до 2 метров.

Узнать больше >>>

Facebook

Следите за нами на Facebook!

Посетите страницу «Paravia.RU» на Facebook и нажмите «Мне нравится», чтобы первым получать новости о продуктах и специальных предложениях!

Узнать больше >>>